Житие монаха

…и вновь молитвенники, принявшие подстриг, погибли в борьбе против нечистых сил — видимо и сами они порой были нечестивцами, коль столь скоро настигла их кара небесная.

Первым сложил буйные головушки брат-богомолец гидра. В орковых подземелиях, спускаясь в низовья греховные, набрел на место недоброе, искал проход в подвалы адовы, но нигде его не было… лишь было одно место неизведанное, небольшая поляна землистая, с узким проходом коварным запечатанным.. Сердца гидры-монаха забилися быстрей скакуна доброго, ибо место это оказалось населено коварными медузками-парусниками, да не простыми, а ядовитыми; да не просто ядовитыми, а размножающими себя во множестве.. Множится это адово отребье диковинно — как будто телепортируются, клонируя себя бессовестно. Не смог брат-гидра проскочить мимо прохода и убить хотя бы медузок-супостаток, что были спереди — отравили, и зажали в зловещем узком коридорчике. Там и замолчали окаянной нашей гидры головушки.

Отомстить за брата пошёл в славный бой монах тёмный эльф, но погиб он раньше, чем успел подумать о души спасении — на него из-за угла выскочила кошка чужеземная. И хоть была она не богиня Бастет и не красный кот преисподнии, а беленькая лохматая с милыми глазками, но больная злобой своей, перегрызла славному монаху нежно горлышко.

Весть о том разнеслася и на миссию богоугодную страж из тёмных эльфов отправился. Слыхано, что загрызли его пауки голодные, жирные и подлые. За ним пошел его троюродный дядя — богатырь, что ещё пока жив, ибо темный эльф он богобоязненный.

Вот так Тангария как преисподняя Древней Греции, где царь Сизиф, вечно пытается закатить камень вверх, но тот постоянно его в лепешку раскатывает. И вот так и Шелкопряд — снова сжимает кулак, и снова начинает катить свой камень рогаликовый, скрипя зубами и лья на клавиатуру гроздья пота праведного.

Запись опубликована в рубрике Новости. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *